(no subject)
koissin
После Англии адмирал Шестаков побывал в США. Сперва удивительно замечать, что некоторые его суждения об американской жизни чем-то напоминают сборник «Советские писатели об Америке» :-) Впрочем, ничего особенно удивительного нет, а просто -- как и 100 лет спустя -- была встреча с культурой нового великого народа, о котором в России ещё мало что знали.

«…Американское общество весьма снисходительно и не имеет нелепых странностей английского. Здесь обычаи просты, хотя иногда и не совсем изящны… Вновь приезжим кажется странным видеть молодых девушек, удаляющихся за удобную портьеру, в зимний садик или в oubliette (забытый, укромный уголок) другого рода на весь вечер с молодыми людьми, для весьма интересного, по наружности, разговора. Не думайте, однако ж, чтобы в этом порхании (выше Шестаков так переводит «flirt») было что-нибудь чересчур серьёзное. Правда, говорят о любви, о душевных симпатиях, даже о порывах страсти, но всё это на англо-саксонский лад – ни любви, ни души, ни порывов нет; есть только расчет. Это разговор двух дипломатов, опасающихся откровенности; фразы и только, а кажется, будто хотят не на шутку что-то друг другу высказать. Read more...Collapse )

(no subject)
koissin
Русская служба ВВС дала в целом толковую статью к юбилею Жукова и Рокоссовского. Но, ёлки-палки, откуда снова эта байка про то, что Жуков якобы сперва "пускал на минные поля пехоту, а следом танки, дабы сберечь технику"?! Граждане журналисты, чувствительность взрывателя у противотанковых мин гораздо ниже, чем у противопехотных. Для взрыва противотанковой мины на неё должен наступить хорошо откормленный интендант или генерал килограмм эдак под 120, а для гарантированного взрыва -- 150 :-)

(no subject)
koissin
В 1851 г. адмирал Шестаков был командирован в Лондон. Среди любопытных его наблюдений есть такое:

"...Из особенного склада общественной английской жизни выходят и особенные явления, обладающие недоумением континентального жителя. В моё время один из собственников газеты "Times" выдавал замуж дочь. Все говорили о богатстве невесты и прочности её состояния. Не в землях, не в государственных фондах состояло приданое: отец передавал дочери вечное право на шесть столбцов объявлений в журнале..." (Том 1, стр.133)

(no subject)
koissin
В связи с 28-ю панфиловцами вспомнилось нечто из мемуаров адмирала Шестакова. Случай этот был по окончании Крымской войны, когда офицеров погибшего Черноморского флота (по условиям мирного договора, не имевшего шанса быстро возродиться) распределяли на Балтийский флот. Люди тогда были культурнее, да и дуэли ещё были в ходу, так что обошлось без «мразей конченых» :-) Тем не менее, хорошая иллюстрация того, как появляются исторические мифы. Read more...Collapse )

(no subject)
koissin
Посмотрел "28 панфиловцев". Хотя раньше, когда съемки только начинались, я очень скептически смотрел на эту затею, сегодня шел в кинотеатр без особого предубеждения. Да, лучше бы конкретно эту мифическую историю для сценария не использовать. Но если уж фильм снят -- то и ладно. Лично я могу смотреть его как обобщенный образ войны. Тем более, что в самом фильме мифические 28 красноармейцев есть лишь формально, как условная цифра -- как оставшиеся (из всей роты) в строю на короткое время затишья между второй немецкой артподготовкой и второй атакой. Read more...Collapse )

(no subject)
koissin
Удивительно, как красиво, светло и просто смог передать Евгений Носов одну черту, которую и я время от времени замечаю в женщинах. Например, в любимой моей повести "Шопен, соната номер два":

"...Дядя Саша придвинул кружку, и, пока ел, обе женщины как-то вдруг смолкли и, пригорюнившись, с тихим вниманием, исподволь смотрели, как сидит он у них за столом, этот немолодой, усталый мужчина, как ест хлеб и прихлебывает молоко.
- Ох-хо-хо,— вздохнула каким-то своим думам старуха и темной рукой погладила на столе скатерку. А он, запивая хлеб молоком, чувствовал на себе их взгляды и думал, что, наверно, давно за этим столом не кормили мужчину и давно, должно быть, живет в этом доме тоска по хозяину..." Read more...Collapse )

(no subject)
koissin
В литературе о войне нередко описывается, как люди узнали о её начале 22 июня, как ждали призыва, что переживали. Но повесть Евгения Носова "Усвятские шлемоносцы" -- это уникальная вещь. Такого сильного описания первых недель уже не-мирной жизни в простой дальней деревеньке я ещё не встречал. С такой любовью описан быт, отношения людей, природа-колыбель вокруг них, доброта и покой всего этого,.. и это всё надо бросить и уйти навстречу смерти!

(no subject)
koissin
В наше время трудно удивить электронными новинками -- IT-индустрия развивается так быстро, что все уже давно привыкли к жестким дискам емкостью в терабайты (кто помнит середину 90-х, когда Винды надо было ставить с 15-ти 3-дюймовых дискет? :-) ), почти мгновенным скоростям интернета, всё более мощным смартфонам и т.п. Кажется, так и должно быть. А в 19-м векеподобное было ещё в новинку, и люди радовались как дети куда более скромным "гаджетам". Например, адмирал Шестаков после посещения в 1878 г. Всемирной выставки в Париже (Exposition Universelle de 1878) записал в своих дневниках следующее: Read more...Collapse )

(no subject)
koissin
Оказывается, в старину понятие "родственник" могло быть гораздо более узким, чем сейчас:

"...В Вологодской губернии крестьяне признавали родней прямых родственников -- родителей, братьев и сестер, а также племянников и двоюродных братьев. Всех других называли сватушками. Двоюродный дядя уже не признавался за родню..." (В.Ю.Лещенко. "Русская семья XI-XIX вв". СПб, 2004, стр. 72)

"...Во Владимирской губернии двоюродные родственник не знаются -- "не празднуются"..." (Там же, стр. 75)

(no subject)
koissin
В эти часы 1920 г. заканчивалась эвакуация войск ген. Врангеля из Крыма. Формально завершалась Гражданская война на Юге России. Но в душах людей корни и следствия этой войны -- непримиримость, жестокость,.. -- жили ещё долгие годы. В России это вылилось в сопротивление режиму и репрессии, накрывшие даже тех (и преимущественно тех), кто режиму реально никак не сопротивлялся. В эмиграции было тише, но и туда уходили разные люди, и некоторые были ожесточены не меньше палачей из ЧК. В своё время меня поразило описание эксцессов, происходивших во время эвакуации. Это не красные делали с белыми, и не наоборот: это было между людьми как бы одного лагеря, причём -- по большому счёту -- совершенно беспричинно. Всё уже закончилось, едем в эмиграцию, так почему же не дать подняться на борт судна лишнему десятку таких же несчастных, как и ты? Зачем скидывать за борт людей, нарушивших приказ коменданта о пользовании гальюном? Что это решало? - Уже ничего. Но инерция жестокости брала своё... Read more...Collapse )

?

Log in

No account? Create an account